Без матушки нет батюшки

Сельского батюшку легко отличить в любой группе священнослужителей. По какому-то особенному взгляду, небогатой одежде, отсутствию роскошного автомобиля. У сельского пастыря иные заботы: то хозяйственные дела, то ремонт в храме…

71

Известно, что жизнь священника зависит от благосостояния его паствы. А в городе – и люди побогаче, и уровень комфорта повыше. На селе семья батюшки у всех на виду, живут они так же, как большинство их прихожан. Ничто — ни плохое, ни хорошее — не проходит мимо пристального взгляда сельчан. Зато если примут своего батюшку местные жители, поверят в него, то полюбят всем сердцем. И это уже навсегда.

Место жены – рядом с мужем

Отец Вадим Остапенко, зная о визите журналистов, встретил нас на пороге церкви. Храму Архангела Михаила в селе Чураево Шебекинского района больше ста тридцати лет. А в 2008 году в селе отмечали трёхсотлетие прихода. В 1708 году здесь была построена деревянная церквушка, её разобрали, остался только престол – стол в середине алтаря, позднее над ним возвели каменный храм Архангела Михаила. Так что место это старинное, как говорят – намоленное.

Иногда кажется, что церковь и её настоятель даже как-то духовно связаны друг с другом. Храм Архангела Михаила, отличающийся какой-то сдержанной простотой, напомнил мне самого отца Вадима. С его спокойным голосом, неторопливыми движениями, вдумчивой обстоятельностью…

При входе в церковь мы увидели узкую лестницу, которая вела куда-то наверх.

– Это на колокольню. Хотите подняться?– предложил отец Вадим.

Старенькая скрипучая лестница вывела нас на колокольню. О том, что церковь раньше несла и защитную функцию, говорили толстые каменные стены сооружения. Мы преодолели последние метры подъёма и ахнули: отсюда открывался необыкновенно красивый вид на село. Таким оно, наверное, видится с высоты птичьего полёта.

– Храм для священника больше чем дом, – негромко произнёс отец Вадим, – во дворе нашего храма похоронен бывший священник, рядом – могилы двух монахинь, которые долгое время жили в комнатке под крышей. В церкви я провожу почти всё своё время. Здесь место молитв и раздумий.

На двери церкви мы увидели листочек с номером сотового телефона батюшки. Ему могут позвонить в любой час дня и ночи, беда не выбирает удобное время суток.

Отец Вадим Остапенко и матушка Лия приехали в село Чураево Шебекинского района шестнадцать лет назад. Оба – городские жители, оба – одинаково далёкие от сельской жизни. И сразу столкнулись со всей «прелестью» деревенского быта: две комнатки в маленьком домике во дворе церкви, дровяная печка, туалет на улице. В холодном доме сутки напролёт гуляли сквозняки. Газ им удалось провести только после рождения детей. Почти через десять лет.

– Но мы всегда любили деревню, здесь живут удивительные люди, и дети, в отличие от городских, какие-то чистые, доверчивые, менее избалованные, – говорит Лилия Алексеевна, – несколько лет назад в храме делали ремонт, так ребята приходили в церковь всем классом, работали наравне со взрослыми. И прихожане приезжали после работы, трудились до глубокой ночи.

Поначалу молодого батюшку в селе встретили сурово. Бабушки – представительницы старой закалки, твёрдо знающие, как надо проводить службу, – пытались руководить приходом. Постепенно ситуация изменилась, да и приход почти полностью обновился.

Отец будущего священника был кадровым военным, офицером-подводником, в Белгород они переехали из Мурманской области. К увлечению Вадима православием отнёсся крайне неодобрительно: у молодого человека были блестящие способности к техническим наукам, он закончил БелГТАСМ, мог стать талантливым инженером. Отец изменил своё решение только спустя много лет, оценив, с каким уважением на его сына смотрят его друзья и знакомые.

Ходить в храм Вадим стал после армии. На вопрос, что привело его в церковь, отвечает лаконично: как всех – скорби и болезни. Со временем стал прихожанином Преображенского собора, работал с другом ещё на его восстановлении. Путь к рукоположению был у него непростым: пономарил в Преображенском соборе, учился в семинарии, работал в православной гимназии… Там-то и познакомился с будущей матушкой Лией – учительницей русского языка и литературы Лилией Алексеевной.

Когда Лия устраивалась на работу в гимназию, она не была воцерковлённым человеком. Несмотря на это, владыка Иоанн, который лично проводил беседу с каждым будущим преподавателем, её взял. Почему? Сложно сказать. Видимо, разглядел в этой умной, начитанной девушке с ясными ярко-голубыми глазами внутренний потенциал, её духовную силу.

– Я сказала на собеседовании, что вся русская литература, по сути, – православная, а мы православия не знаем, это неправильно, – говорит Лилия Алексеевна, – владыка благословил меня на работу, гимназия мне дала огромный духовный опыт.

48

Молодые люди познакомились, стали встречаться. Вадим не торопился, он год присматривался к Лии. Искал близкого по духу человека, не просто супругу, а соратницу. К тому времени будущий батюшка прочитал много духовной литературы и считал себя человеком опытным. Любовь с первого взгляда может обмануть. Глубокая духовная связь остаётся между людьми навсегда.

После рукоположения отец Вадим стал служить в Чураево. А матушка приезжала к нему на выходных, боясь так резко изменить свою жизнь. Пока однажды её мать не сказала:

– Место жены – рядом с мужем. Поезжай к отцу, ты ему нужна.

За восемнадцать лет совместной жизни они привыкли так называть друг друга: отец – мать. А детей в семье Остапенко не было долгих семь лет. Они отдавали любовь чужим детям. Отец Вадим и матушка Лия пошли работать в школу. Лилия Алексеевна преподавала русский язык и литературу, батюшка – основы православия. И сегодня, когда у них двое мальчишек-погодков, Иван и Михаил, отец Вадим может посадить в свою машину, – специально для этих целей он приобрёл мини-вэн, – весь класс (а сельские классы – это пять-шесть человек) и вывезти детей на экскурсию.

– Прожил я в Чураево, считай, треть своей жизни, – улыбается отец Вадим, – а матушка за все эти годы не пропустила ни одной службы, обычно она на клиросе с певчими, без неё я как без рук. И вообще без Лии ни одной бумажки в доме не найду, она знает, где что лежит. А я вечно всё теряю.

– Отец Вадим, чем отличается семья священника от светской семьи?

– Тем, что живёт по Христовым заповедям, но это не ограждает от тех же искушений, что и остальные семьи. От креста не избавляет, но даёт силы его нести.

Вообще же в семье священника совсем другой уклад жизни. Большую часть времени батюшка проводит в церкви, дома его видят редко. Весь семейный уклад держится, как правило, на хрупких плечах матушки. Лилия Алексеевна продолжила своё образование в аспирантуре, многие ей говорили: зачем тебе это нужно? Зарплата от этого не прибавится. Но матушке Лии было всегда интересно учиться. Поддержали её только мать и отец Вадим. Когда у него есть время, батюшка с удовольствием берёт на себя часть забот. Например, возит мальчишек в Шебекино, они занимаются в секции кикбоксинга у тренера Владимира Шевцова. Матушка только подумывает о том, чтобы получить водительские права.

– А детей, батюшка, как воспитываете? Словом?

– Голос я практически не повышаю. Иногда приходится и ремень доставать. За оценки мы их не ругаем, наказываю я за непослушание. Они совсем разные. Один – живой, смешливый, второй – медлительный, основательный. Но балуются и не слушаются одинаково.

– Матушка не пытается их защищать?

– Ну это же непедагогично – вмешиваться в воспитательный процесс, которым занимается отец, – улыбается батюшка, – а матушка Лия – настоящий педагог, так что себе такого не позволяет. Она вообще очень добрая, детей даже шлёпнуть не может.

– Матушка Лия, – обращаемся к Лилии Алексеевне, – быть женой священника непросто?

– Он мой муж и духовник – это совсем другие отношения. Я всегда могу обратиться к нему за духовным советом и поддержкой. Бывают случаи, когда женщины стесняются что-то напрямую спросить у отца, они передают свою просьбу через меня. Наверное, я плохая хозяйка, ничего не успеваю сделать по дому. Но дети у нас, слава Богу, да и сам батюшка, неприхотливы в еде, не откажутся от творога, молока, каши, радуются самому простому блюду. Очень любят шарлотку с яблоками. Первый раз дети пытались вместе с нами поститься в этом году. Мы не заставляем, ждём, когда появится желание у самих.

– Вы отмечаете много праздников?

– Обязательно празднуем Пасху и Рождество Христово, к нам приходят прихожане с детьми, за столом всегда собирается много гостей, отмечаем храмовые праздники и дни рождения детей, мы объединяем их с именинами.

– Компьютер дома есть?

– Конечно, Интернетом мы все пользуемся по необходимости, это современные реалии. Но мы стараемся следить, чтобы дети не зависали в виртуальной реальности дни напролёт. Можно, конечно, полностью оградить мальчишек от всех соблазнов. Но как они тогда научатся с ними бороться? Детям предстоит самостоятельно жить в этом мире, они должны научиться выбирать между добром и злом.

Из всей живности в семье батюшки только Бубенчик – смешной щенок породы вельш-корги, самая маленькая в мире овчарка. Когда только родились дети, появилась мысль: может завести козу? Малышам очень полезно козье молоко. Но потом махнули рукой, поняли, что возиться со скотиной никто не будет, времени на это просто нет. Как-то старший алтарник Миша подарил детишкам «Книгу юного собаковода». Мальчики мечтали о четвероногом друге очень давно. И очень обрадовались, когда им подарили щенка. Они признались, что на рождественской службе молились о том, чтобы родители разрешили держать дома питомца. И долго не могли поверить в своё счастье.

– Правда, по утрам с ним гуляю я, – говорит матушка Лия, – но дети постепенно привыкают ухаживать за щенком. Они должны научиться заботиться о тех, кто слабее их. Бубенчик отличается необыкновенно добродушным характером и весёлостью, вот только деревенские собаки его немножко испортили, приучили лаять на автомобили. Но со всеми людьми он ладит прекрасно, готов дружить с каждым.

Лилия Алексеевна призналась, что во многом в деревенскую жизнь они с батюшкой вросли благодаря детям. Нет, не своим мальчишкам, для которых Чураево – малая родина. А сельским ребятам, которые приняли их с такой искренностью и добротой. Для неё нет большей награды, чем видеть в церкви на службе своих первых учеников, уже взрослых, имеющих собственные семьи.

А счастье своё семья Остапенко видит в тех же простых радостях, что и большинство обычных семей. В здоровье близких, успехах детей, доверии и любви друг к другу. Возможно, в отличие от многих, они не придают столько внимания материальному достатку, понимая, что Господь даёт человеку ровно столько, сколько ему требуется. И умеют радоваться жизни здесь и сейчас. Потому что для верующих людей смерть не является конечной точкой человеческого бытия.

Виктория ПЕРЕДЕРИЙ

Фото Владимира ЮРЧЕНКО