Любой здравомыслящий человек поддержит идею солидарного общества

Сергей ЛЕБЕДЕВ, профессор НИУ «БелГУ»

В нашем регионе уже не первый год пытаются построить солидарное общество.  Казалось бы,  прекрасную идею с первых дней должны были поддержать все без исключения белгородцы, но даже по прошествии нескольких лет благие идеи регулярно бьются о стену непонимания. Журналист Наталия КОЗЛОВА встретилась с руководителем исследовательской лаборатории социологии, религии и культуры Центра социологических исследований института управления, профессором кафедры социологии и организации работы с молодёжью Белгородского государственного национального исследовательского университета Сергеем ЛЕБЕДЕВЫМ и узнала его точку зрения  по вопросу концепции солидарного общества.

Об осознанных действиях и точках взаимопонимания

– Сергей Дмитриевич, сегодня много говорят о концепции солидарного общества. Высказываются диаметрально противоположные точки зрения на эту концепцию. Каково ваше отношение к идее построения солидарного общества на Белгородчине?

– К социальной солидарности, основанной на открытости и доверии, я отношусь очень положительно. Иначе нельзя, поскольку в современном обществе её мало и существует много угроз этой солидарности. Очень много факторов, которые нас разобщают и препятствуют людям в создании нормальных отношений друг с другом. Это и наша высокая мобильность, это и постоянное разрушение устоявшихся связей, отношений, это и многочисленные «разломы» по самым разным признакам. Здесь же уместно упомянуть о возрастающем одиночестве человека в мире. Для того чтобы восстанавливать единство людей друг с другом, восстанавливать единство общества, нужно предпринимать действия. Безусловно, в любом вопросе можно найти точки размежевания, но не поддерживать и не одобрять программу, направленную на солидарность, нельзя. Любой здравомыслящий человек поддержит её.

– Выходит, что солидарное общество можно создать искусственно, что называется «сверху», или же оно должно формироваться снизу, на уровне рядовых белгородцев и их семей?

– Однозначного ответа нет, потому что искусственно в обществе ничего не делается. Обязательно есть какие-то зацепки, которые уже присутствуют, и их нужно найти, поддерживать и развивать. Если создавать что-либо полностью искусственно, вы сами понимаете, это будет изначально обречено на провал. Нельзя брать и делать то, для чего нет почвы. Но есть и другая сторона. Когда я готовился к нашему разговору, мне пришла на ум такая интересная  аналогия. Общество можно сравнить с садом. В  запущенном состоянии он тоже остаётся садом, но разница колоссальная. Также и общество: ухоженное – это то, где над солидарностью постоянно работают с точки зрения организационных технологий, научных исследований, с точки зрения разнообразных проектов улучшения качества жизни. Запущенное общество – то, где организованно ничего не делают, где есть какие-то росточки, но они глушатся разного рода бурьяном, сорняками.

– На какой же сад сегодня больше походит Белгородская область?

– Я бы сказал, что у нас рабочая ситуация, когда кое-что сделано, но нельзя самодовольно расслабляться. Любое современное сообщество, предоставленное самому себе, очень быстро приходит в запустение. Наступает если не полная аномия, то, во всяком случае, общее пассивно-недружелюбное состояние. У всех людей свои интересы, все живут своей жизнью и не всегда могут найти общий язык. Поэтому заниматься возделыванием сообщества нужно систематически и специально, на всех уровнях, начиная от отдельного человека и заканчивая уровнем государственной системы. Сколько бы мы ни сделали, «переработать» здесь невозможно.

– Существует ли  у Вас своя модель солидарного общества?

– Существует, если говорить о солидарности на уровне города. Белгород – крупный город, население скоро перешагнёт 380-тысячный рубеж. Солидарность сама по себе в большом городе ниоткуда не возьмётся, не вырастет, здесь над ней нужно систематически работать, но, опять же, работать нужно на каких–то основаниях. Что же входит в эти основания? Прежде всего, это история города, то, чем занимаются краеведы. Это символы, памятные места, в первую очередь географический центр, другие знаковые «точки» – здания, участки городского ландшафта. Это и так называемые мифы самостояния: у каждого сообщества есть вдохновляющие, позитивные представления о самом себе. Это то, что можно обозначить термином «боги сообщества» – особо важные ценности, которые разделяет большинство людей, здесь живущих. Это сложившаяся структура и ритуалы единения. Эти пять элементов наиболее значимы. И если говорить о солидарности, то прежде всего, нужно выявлять, укреплять и «продвигать» их. Чем гуще получается сетка разделяемых нами ценностей, представлений о себе, ритуалов, тем солидарнее наше сообщество, тем больше точек соприкосновения, взаимопонимания между горожанами.

 

О ностальгических ценностях

– Если говорить о Белгороде, то что же является для вас его центром?

– Для меня центр нашего города – место, где я вырос, место, которое я помню с глубокого детства. Это фонтан, центром композиции которого является девочка с гусёнком, Свято-Троицкий бульвар, так называемая «стометровка» от проспекта Богдана Хмельницкого до площади. Это мои самые ранние детские воспоминания, мы ходили там с бабушкой. Я думаю, что у значительного числа наших земляков они вызывают примерно те же чувства, что и у меня. Чем больше таких общих воспоминаний, переживаний в обществе, тем оно солидарнее. Но это не всё. Ещё одна необходимая опора такого общества – это совместные дела и совместные проекты на благо своего города, своего сообщества. Ностальгические ценности – это важно, но когда делаешь что-то на благо города – это совсем другие и не менее значимые переживания, отношения. Момент вовлечения людей, к примеру, в благоустройство своего города очень важен.

– Уместно ли говорить о том, что на Белгородчине уже построено солидарное общество или же оно находится в процессе создания?

– Я думаю, что уместно говорить о том, что оно строится. Есть серьёзные предпосылки, например, знаменитый проект построения регионального солидарного общества, к которому привлечён научный потенциал нашего университета во главе с профессором Валентином Бабинцевым. Говорить о том, что оно готово, ещё нельзя, это только начальная стадия. Чтобы строить что-то на таком уровне, нужны, прежде всего, серьёзные глубокие исследования существующей ситуации. Нужно отслеживание, нужно создавать серьёзные теоретические концепции – в том числе конкурирующие.  И уже на этой базе можно выявлять достаточно объективные факты и действовать, опираясь на них, поскольку наши субъективные оценки могут быть разными: один считает, что важнее одно, другой – другое. А нужны общезначимые, обоснованные, доказанные отправные точки, чего нам пока не хватает. Исследования в этом направлении нужно поддерживать и развивать. Я говорю это как социолог.

– Сергей Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей исследовательской работе в рамках проекта.

– У нас есть проект, которому недавно исполнился год, он называется «Городская локальная идентичность». Сегодня к нему привлечены 4 известных специалиста из Москвы, Владимира, Парижа и Белгорода. Мы недавно выиграли достаточно большой грант, порядка 2 миллионов рублей, и планируем в нескольких городах России провести двухэтапное исследование. К сожалению, Белгород не вошёл в их список. В каждом городе будет проведена экспертная панель с выявлением важнейших точек роста солидарности. Затем мы будем проводить массовый опрос, в котором установим, так ли на самом деле. Опираясь на эту базу, можно будет сделать ряд проектов, которые будут работать на повышение уровня солидарности в городских сообществах. У нас в планах также подать заявку на региональный грант и работать более углублённо и более основательно над белгородским материалом.

 

О людях порубежья

и человеческом капитале

– Вы уже проводили исследования в Белгороде?

– Да. На начальном этапе мы опросили отдельных экспертов, которые занимают активную жизненную позицию, обладают соответствующим уровнем образования, достаточной сетью социальных связей и знакомств, что называется, коммуникативными компетенциями и социальным капиталом, и, соответственно, могут высказать достаточно весомое мнение о том, на что похожи наши белгородские опорные точки идентичности. Я могу привести некоторые предварительные материалы исследования.

– Спасибо, что делитесь этой информацией.

– Центральное место Белгорода, с этим сложно спорить, представляет Соборная площадь, бывшая площадь Революции. Сам Белгород – это центр региона, а если шире, то центр Еврорегиона «Слобожанщина». Тут мы выявили очень интересный момент: с давних пор у белгородцев есть второй географический центр притяжения – город Харьков. Для нас это была своего рода «митрополия». Туда многие белгородцы, в частности мои родители, ездили учиться, там у многих живут родственники, там было много того, чего не было в Белгороде. Харьков – это образец для подражания, в какой-то мере источник ресурсов. Неслучайно даже второй центр, главная «ростковая зона» нашего города получил название Харьковская гора. Думаю, это выражает наше подсознательное тяготение к нему.

Что касается ритуалов воспроизводства сообщества, то, в первую очередь, это наш основной праздник – 5 Августа. Также мы выявляли «Пантеон героев», он у нас небольшой, но очень знаковый. В него входят первый освободитель города танкист Попов, генерал Ватутин; из более давних исторических фигур – святитель Иоасаф (Горленко), Пётр I  и Екатерина II, которые бывали в нашем городе.

– Насколько я понимаю, вы также исследовали символы, памятные места Белгорода.

– Что касается сакральных символов, то тут мало кто будет спорить, для нас, прежде всего – это могилы павших в Великой Отечественной войне, вспомним братскую могилу на Соборной площади. Относятся сюда и некоторые более глубокие и более давние исторические памятники, которых, к сожалению, не очень много, например, знаменитый дуб в посёлке Дубовом. До сих пор идут споры о том, кто его посадил, но, тем не менее, эти споры очень показательны. Дуб ассоциируется с великими историческими личностями. Здесь же стоит упомянуть и глубинное представление о засечной рубежной черте. Она проходила через Белгород, охраняла государство Российское от набегов с юга в 16–18 веках. От неё ничего не осталось физически, но она оставила очень сильный след в нашем сознании. И она заслуживает если не реконструкции, то, во всяком случае, того, чтобы всесторонне «раскрутить» её как бренд, потому что это реальное историческое и психологическое основание местной идентичности. Неслучайно в глубинном самоощущении белгородцев преобладает мысль «Мы на рубеже, значит, мы особые, мы поставлены тут не зря, мы люди порубежья». Это основные моменты, на которых в дальнейших разработках и действиях нам необходимо основывать нашу солидарность.

– Вы упомянули, что в исследовании опирались на мнение людей с определённым уровнем образования. Для построения солидарного общества будут важны уровень образования и социальный статус людей, которые его составляют?

– Человек с достаточным уровнем образования сможет лучше понять и претворить проект в жизнь. Сегодня образование не роскошь, а необходимый ресурс для жизни. Современный человек должен быть не просто образован, он должен постоянно заниматься самообразованием. Поэтому образованные люди, стремящиеся к повышению своего уровня, не только в прагматических целях, но и в культурных целях – основной человеческий капитал построения солидарного общества и укрепления солидарности в регионе. Я особенно подчеркнул бы значимость для укрепления социальной спайки, наращивания социального капитала открытости и доверия людей с высшим профессиональным социологическим образованием – мы готовим таких специалистов.

 

О недооценке опасности и
мелкогрупповом эгоизме

– Опять же, сегодня много говорят о том, что современное общество – общество потребления. Можно ли в условиях такого общества построить настоящую, искреннюю солидарность? Не будут ли в корне противоречить друг другу идеи солидарного и общества потребления?

– К сожалению, у нас нет других условий, у нас нет «общества непотребления», поэтому приходится работать с тем материалом, который есть. Но вы верно отметили, это создаёт определённые препятствия и риски, поскольку ценности потребления сильно разъединяют  людей, они каждому внушают свои эгоистические интересы и потому крадут наши энергию, время и мотивацию на свершение солидарных, бескорыстных дел. Эта опасность часто недооценивается, поскольку она неявная. Нельзя говорить, что если мы увидели рекламу, нам что-то понравилось  и  мы пошли покупать это, то мы сразу же стали эгоистами, нет, но постепенно это приводит к привычке, к тому, что мы отстраняемся от других людей. Это нужно иметь в виду и делать «противовесы». Как? В идеале нормой должна быть потребность, сделав что-то для себя, совершить и добровольное бескорыстное доброе дело, необязательно выраженное в деньгах.

– Сложно ли будет построить истинное солидарное общество на Белгородской земле? Есть ли у нас какие-то проблемы, не характерные для других регионов?

– Наверняка можно будет говорить об этом после того, как мы проведём социологический анализ и сравним несколько субъектов федерации. На первом этапе исследование выявило  набор общих точек, на которых строится солидарность в самых разных городах и регионах. Мы исследовали Белгород, Владимир, Нижний Новгород, Иркутск и Хабаровск. Это совершенно разные города, но, тем не менее, общая структура выявляется очень чётко. Специфику  и особенности их мы сможем выявить на втором этапе исследования. По моему субъективному мнению, в Белгороде людей сплачивают в основном отношения на уровне семьи, тесной дружбы, и это не компенсируется на уровне более масштабных сообществ. Проще говоря, легче тащить в свою норку, чем сделать что-либо даже в масштабе двора или микрорайона. Хотя в последние годы появляются подвижки в этом направлении, но инициатива во многом идёт сверху, от властей, а не от народа. Когда инициатива будет исходить от самих людей, то можно будет говорить, что мы добились успехов.

Фото Вадима ЗАБЛОЦКОГО

comments powered by HyperComments